Добавление материала


Отмена
Отмена

Детектив "Преимущество сомнения"

Детективная история, основанная на реальных событиях. В одном доме оказалось три человека. Один из них погиб. Второй валил все на третьего. А третий все отрицал. Судья, прокурор и адвокат пошли на сделку...

Адвокат Роберт Бенетти ехал по горному серпантину, полностью сконцентрировавшись на дороге. Дело, по которому он прибыл в Наджамини его особо не интересовало. Мало того, что его партнер Риккардо заболел, и он был вынужден страховать его в другом городе в свое свободное время, еще и дело было неприглядное – двое забрались ночью в дом и убили третьего. Во всяком случае, так ему рассказал Риккардо, который знал о деле из постановления городской прокуратуры. Но потом Риккардо заболел пневмонией, и теперь очередь скрипеть зубами была у Роберта. В деле вроде все было понятно: там были и вещдоки, и признания, и куча полицейской писанины. Оставалось только одно «но». На брюках одного их обвиняемых обнаружили кровь. С внутренней стороны. Снизу. Как она туда попала и собирался выяснить Роберт. Любопытство было его самой сильной чертой характера, оно же и привело его в адвокатуру.

Бенетти ожидал скучного процесса. Но когда он зашел в здание суда на площади св. Антония, он профессионально почуял, что страсти кипят рядом с залом заседаний судьи Маурильо. И не ошибся. Когда судья вошел в зал, свободных мест уже не было. Прокурор, полная женщина лет 40 с короткими волосами, всем своим видом показывала, что дело для нее решено, и обвиняемые, несомненно, виновны, и нужно соблюсти лишь небольшую формальность, прежде чем отправить преступников отбывать пожизненное заключение. Адвокат первого обвиняемого все время улыбался, предполагая, что в деле не все так однозначно, и любое развитие ситуации будет в пользу его клиента. Его клиент, молодой долговязый парень по имени Фрэнки сделал признание в полиции, что он и Джеронимо (второй обвиняемый), пришли поздно вечером в дом сеньора Паганни с целью его убить и ограбить, и что, на самом деле, все спланировал и организовал Джеронимо, он же и убил Паганни, а Фрэнки лишь немного помог ему в этом. Одежду, которую Фрэнки носил во время посещения дома Паганни, он выкинул, и полиция не смогла ее найти. Несмотря на то, что показания Фрэнки «слегка» разнились на стадии расследования, в зале суда Фрэнки держался вполне уверенно, по всему его поведению чувствовалось, что это не первая его «ходка».

Подзащитный Бенетти придерживался, мягко сказать, другой версии. Джеронимо рассказал, в полиции, в прокуратуре и в суде одну и ту же историю. Он действительно приходил в дом к Паганни вместе с Фрэнки, но не для того чтобы его убивать. Фрэнки не часто бывал в Наджамини и плохо знал город. Он позвонил Джеронимо и попросил его показать дом сеньора Паганни, так как он приехал из Рима и привез посылку для старика от дочери. У Джеронимо вечер был свободный, и он решил провести его в мужской компании, зная, что сеньор Паганни никогда не заканчивал свои посиделки без танцовщиц. Изрядно посидев и отправив в мусорку первую бутылку джина, Джеронимо пошел в соседнюю комнату позвонить танцовщицам, что было подтверждено позднее распечатками телефонной кампании. Именно в этот момент Джеронимо и услышал, что упал стул на кухне. Выглянув в дверной проем с трубкой телефона, он увидел, что Фрэнки дерётся с сеньором Паганни, и старик упал на пол. Джеронимо побежал в сторону кухни, а Фрэнки выскочил ему на встречу с ножом и пригрозил: «Скажешь кому – убью и тебя и твоих родителей!» Быстро собрав вещи, они вышли на улицу и распрощались. Через несколько дней полиция пригласила Джеронимо на беседу по делу об убийстве сеньора Паганни, где он и рассказал о случившемся. Полиция сначала поверила ему и арестовала Фрэнки, но тот начал валить всю вину на Джеронимо, немного «оттеняя» свою роль в произошедшем. Одежду Джеронимо выбросил, но смог показать полиции это место, и следователи найдя его, отправили одежду на экспертизу, которая показала, что на брюках есть следы крови жертвы. Мнения полицейских разделились, и они передали дело в прокуратуру. Прокуроры же были рады раскрытому преступлению, да к тому же еще и организованному, и решили не уделять много внимания версии Джеронимо, и отдали, в свою очередь, дело на рассмотрение в суд.

Фрэнки, по совету адвоката, отказался давать какие-либо показания в суде, предоставив государственному механизму возможность справиться с доказыванием его вины без него самого. А Джеронимо слово в слово повторил то, что уже слышали сотрудники полиции и прокуратуры. Тогда судья Маурильо удовлетворил ходатайство партнера Бенетти и вызвал в суд судмедэксперта. Так как показания обвиняемых скорее расходились, чем совпадали, а свидетелей не было, то суду предлагалось либо осудить обоих, либо предпринять все возможные попытки восстановить картину произошедшего с помощью экспертов и специалистов, чтобы соблюсти права обвиняемых так, как это предусмотрено законом. Единственный, кто мог внести хоть какую-то ясность в то, что случилось тем вечером, был судмедэксперт. Его-то и собирался допросить Роберт, это был единственный шанс для Джеронимо.

***

- Итак, господин эксперт, позвольте напомнить. Сколько ран было обнаружено на теле жертвы?

- 12 ран.

- Спасибо. Можно ли сказать, что все раны были нанесены с одинаковой силой, имеют одинаковую глубину проникновения в тело, угол проникновения? Все ли они были смертельными?

- Нет. Что Вы. Они все разные.

- Объясните суду подробней, пожалуйста.

- Ну. Некоторые раны-царапины жертва, скорее всего, получила во время сопротивления. Некоторые – смертельные, полученные во время нападения, которые привели к падению тела на пол. Рана, из которой был извлечен нож, нанесена уже после смерти. И еще – в районе сердца есть три практически одинаково глубоких раны – они были нанесены уже лежачей жертве – контрольные удары в сердце.

- Спасибо, доктор Морелли. Могу ли я для упрощения понимания того, что Вы сейчас сказали, предложить следующую классификацию ран в данном деле:

1. Оборонительного характера, на руках жертвы – 4 раны;

2. Смертельные, в процессе атаки (горло и фронтальный корпус жертвы) – 4 раны;

3. «Добивание» - три одинаковых удара – 3 раны;

4. «Украшение» - симметричное помещение ножа в область солнечного сплетения – 1 рана.

Правильно, доктор? Поправьте, если не так.

- Да. Пожалуй, соглашусь.

- Тогда следующий вопрос: Доктор, сколько, по Вашему мнению, прошло времени между первым ударом и падением жертвы на пол?

- Учитывая крупные габариты покойного Паганни и то, что, скорее всего, 8 ран он получил стоя, то я думаю, минимум 7 секунд, а максимум предположить сложно. На месте преступления было очень много крови, что может говорить нам о том, что жертва была еще жива какое-то время после падения… то есть – Паганни упал на пол не замертво.

- Спасибо. Скажите, основываясь на Вашей практике, возможно ли убийце нанести около 8 ударов в районе 7 секунд, стоя прямо перед жертвой, не испачкавшись кровью?

- Нет. Это не возможно. И, чем быстрее будут удары, тем с большей скоростью будут «разбрасываться» микроскопические и маленькие капли крови по амплитуде движения руки убийцы с ножом, и падая по траектории, обеспеченной гравитацией, будут оседать на одежде нападающего. А в этом деле все вышесказанное будет особо заметно – один из ударов был в горло, и напор крови под давлением был достаточно значительный, я бы сказал, что это были струи, а не брызги.

- Доктор, такое количество крови на кухне на предметах выше 50 см – табуретках, полках, стенах, столе – это как раз следствие удара в горло?

- Да, именно это я сейчас и объяснил.

- Хорошо. Доктор, скажите, что-нибудь указывает на то, что удары нанесены двумя людьми?

- Нет.

- Все удары сконцентрированы в левой части корпуса жертвы, «раны сопротивления» - на левой руке жертвы. Можно ли предположить, что нападение велось с одной стороны, одним человеком, который правша?

- Вполне, я думаю.

- Хорошо. Если предположить, что нападающих было двое, и один из них держал жертву сзади, ожидали бы Вы похожих ран или характер ран был бы несколько другим?

- Характер ран, думаю, был бы другим, более «фронтальным», можно сказать, и оборонительных ран не было бы.

- Уважаемый доктор Морелли, скажите, о чем Вам говорит пятно крови размером 1, 5 сантиметра, расположенное снизу с внутренней стороны джинсов обвиняемого?

- Ни о чем, кроме того, что он был в любой момент, но не позже чем 30 минут с момента атаки, в помещении, где произошло убийство и кровь на брюки пала снизу, не сверху. Он мог, войдя на кухню, «зачерпнуть» ее джинсами с пола.

***

Прошло всего полчаса с момента начала допроса доктора Морелли, но по лицам всех присутствовавших было видно, что многое изменилось. Бенетти решил брать быка за рога.

- Ваша честь! У меня есть ходатайство.

- Пожалуйста, защита.

- Учитывая показания доктора Морелли, а также то, что показания второго обвиняемого против моего подзащитного противоречат плану квартиры Паганни, и то, что прокуратура не удосужилась провести следственный эксперимент, прежде чем передавать дело в суд, прошу Вас прекратить дело в отношении моего подзащитного, выделив ему роль свидетеля в процессе, как это и было на начальном этапе следствия.

- Может все-таки дождемся приговора?

- Ваша честь, приговор можно вынести только после рассмотрения всех фактов и ходатайств участвующих сторон. Как мне не неприятно это говорить, но и прокуратура, и мой коллега, защищающий второго обвиняемого, всегда будут говорить, что мой обвиняемый, стремясь оправдать себя, дает показания против второго обвиняемого. Поэтому суд будет находиться в «петле 22» - имея бесспорные факты о том, что обвиняемые вместе пришли, вместе ушли с места преступления и оба не позвонили в полицию. О том, что произошло в доме, у них противоположные версии. Суд встанет в итоге перед выбором – либо осудить обоих равным наказанием либо отпустить опять-таки обоих - за невозможностью использования показаний обвиняемых против друг друга и отсутствием свидетелей. Поэтому я считаю, что у суда, помимо принципа презумпции невиновности,  есть неопровержимые доказательства невиновности моего подзащитного, и такое решение суда пойдет только на пользу правосудию и сэкономит время всем нам. Оставляя моего подзащитного в качестве обвиняемого, суд войдет в «ступор», Ваша честь, если позволите.

Судьи удалились на совещание. Через 20 минут они позвали Бенетти, адвоката Фрэнки и прокурора в палаты. Первым поддержал ходатайство адвокат Фрэнки – он быстро смекнул, что если его обвиняемый останется в деле один, то версия с групповым убийством рассыплется. Он будет настаивать на бытовой ссоре и драке, которая была на кухне, где полно ножей, а соответственно – шансы были равны и у Фрэнки и у Паганни. Тогда у Фрэнки будет возможность получить 2-3 года общего режима, а то и вовсе условно, а не пожизненное. Но тут серьезно возмущаться начала прокурор, которой Бенетти ответил: «Суд все равно придет к тому, что Джеронимо невиновен в убийстве, и оправдает его. Если Джеронимо в чем-то виновен, то только в недонесении в полицию о преступлении». Бенетти дал понять прокурору, что и ей тоже «обломится с этого» дела, и прокурор отказалась от дальнейшего поддержания обвинения против Джеронимо. Суд, вопреки практике, удовлетворил ходатайство Бенетти, так как оно не противоречило итальянскому закону, и объявил перерыв на два месяца. Джеронимо освободили в зале суда. Фрэнки остался сидеть с открытым ртом после объявления решения суда, а затем кинулся с кулаками на своего адвоката. Судебным приставам пришлось применить дубинки.

***

Роберт возвращался обратно по горному серпантину. Проклятое дело, выигранное им ровно за 46 минут, никак не выходило у него из головы. Все было в нем просто. Было сомнение, которое никто не смог бы развеять и которое всегда толкуется в пользу обвиняемого. У судей не было другого выхода. Но оставалось одно «но». Почему Джеронимо оставили в живых, после того, как он стал свидетелем преступления? Являлся ли он частью плана или его хотели использовать каким-то образом потом? Почему Джеронимо не сообщил в полицию? Остановив машину на площадке на самой высоте горы, Роберт вышел из машины и закурил. Меньше всего ему хотелось быть причастным к оправданию виновного человека, пусть и клиента. Смотря вдаль, Роберт мучительно перебирал все возможные варианты. Пока не остановился на одном. Джеронимо не убивал Паганни, и не планировал его убийство. Но, зная о подготовке преступления или зная об уже происшедшем, он не сделал ни одного активного действия. Джеронимо, по какой-то невидимой в стенах суда причине, было все равно, что случится или случилось с сеньором Паганни. Джеронимо был не против. Но в этом его вряд ли обвинят. «Такой статьи в уголовном кодексе нет», - быстро решил для себя Роберт и успокоился. За «не против» в этой стране пока еще не судят. Он сел в машину и поехал с чистой совестью домой. «Не привязываться эмоционально к делу и клиенту», - повторил он несколько раз самому себе.

 

Права на публикацию принадлежат Администрации сайта "Презумпции невиновности".

Другие статьи по теме:
КОНСУЛЬТАЦИЯ У ЮРИСТА

Жанна Александровна Самойленкова
Генеральный директор юридической фирмы "Лигал Сити", Москва Телефон +7-903-53-407-53
Образование: Институт Прокуратуры при МГЮА
Стаж юридической практики: 10 лет
Специализация: уголовное право, международное право, психология (criminal profiling)
Задано вопросов: 23